· ·

Юлия Соловьева

17 мая 2013

6 комментариев

Главная Главное Наши занятия

Я разработала целую систему раннего развития на основе Теории Множественного Интеллекта Говарда Гарднера. Мои программы с каждым днем становятся все более и более популярными, о них узнают в Италии, Бельгии, Франции, Ирландии, Англии. Мне приходят многочисленные отзывы и слова благодарности со всех уголков нашей планеты. Порой даже не верится, что придуманные мной занятия имеют такой колоссальный успех. Большинство «играющих» по моим программам детей действительно начинают говорить раньше своих сверстников, отлично считают, имеют развитое логического и ассоциативное мышление, коммуникабельны, эмоциональны, музыкальны и хорошо развиты физически. Но самое интересное, что предложенные игры нравятся деткам настолько, что они играют в них по пятнадцать — двадцать минут, возвращаются к одной и той же игре в течение дня, повторяют ее на протяжении нескольких месяцев, сами проявляют инициативу к занятиям. А родители просто распечатывают мои планы занятий и следуют инструкциям.
Я читаю восторженные отклики своих подписчиков и завидую белой завистью. Почему? Да, потому что я, как говорится, сапожник без сапог. Я помню, как однажды к нам в гости пришла моя знакомая с сыном. Нашим малышам на тот момент было чуть меньше полутора лет. Я решила провести для них развивающее занятие из своей программы «МИзинчик -математик». Сынок подруги послушно строил из геометрических картонных фигурок высокий и низкий домики, выкладывал из высоких и низких палочек Кюизинера забор, пряча за ним вырезанного из цветного фетра кролика, заселял в высокий домик из конструктора высокого жирафа, а в низкий — низкую черепаху. А мой Лукаша этим временем степенно пил чай с принесенным гостями печеньем, а затем побежал в свою комнату катать резинового Чебурашку на всевозможных видах транспорта. И так происходит всегда. Системно заниматься по программе «МИзинчик» с Лукой я начала, когда ему был один год и два месяца, и закончила, когда Луке исполнилось полтора года. Четыре месяца экспериментов показали, что мой сын не воспринимает никакую систему в занятиях, противится любым навязанным ему схемам, а также не примелет никаких программ и методик. Из распечатанного мной на каждый день плана занятий мы делали максимум три — пять игр на различные типы интеллекта и то только в том случае, если эти игры были созвучны с Лукашиным настроением.
Театрализованные инсценировки русских народных сказок и классических детских произведений с использованием кукол бибабо, пальчикового театра, картонных персонажей перестали интересовать сына ровно в год. Инсценировки ему интересны, исключительно если он их режиссер, только с определенными персонажами и на выбранные им сюжеты. Например, он может полчаса разыгрывать гонки и квесты с игрушечными машинками сериала «Тачки», устраивать поиски маленького пингвиненка Пинги с героями английского сериала Pingu’s English, разыгрывать сценки из советских мультфильмов «Винни-Пух и пчелы», «Каникулы в Простоквашино», «Мама для мамонтенка», «Чебурашка и крокодил Гена», «В порту» и др.
Программа «МИзинчик — музыкант», в основу которой легла методика Железновой, перестала интересовать сына примерно в год и три. Единственное, что до сих пор вызывает положительные эмоции, это инсценировка музыкальных сказок — шумелок, если сын опять же принимает в них непосредственное участие. Разминки, игровой массаж, музыкально-ритмические движения, логоритмика, распевки, игры на музыкальных инструментах — все это считается у нас скучным и не достойным внимания. Кстати, на музыкальных инструментах сынок играет достаточно часто, отлично распознает высокие и низкие ноты, знает ноты в пределах одной октавы, может сыграть «песню медведя», «песню дождя», «песню дятла», «песню мышки», но не по просьбе, а по собственному спонтанному волеизъявлению.
«МИзинчик- лингвист» — программа, которую сын просто перерос. Чистоговорки, рассчитанные на уровень складопроизношения, стали неактуальны примерно в полтора года, когда Лука начал говорить сложные слова, договаривать фразы из стихотворений и петь вместе со мной целые песни. Игры на развитие силы голоса, артикуляционная гимнастика, пальчиковые игры, игры на формирование правильного звукопроизношения и дыхания, вошедшие в блок «МИзинчик-лингвист от 2 до 3», сынок не приемлет. Не может он долго экспериментировать с задуванием свечи, звукоподражанием животным, раздуванием снежинок и ваты, имитацией звуков транспорта, если все это не вплести в какую-то фантастическую историю, не придумать единый сюжет, в котором будут участвовать его любимые герои, если все это не проделывать быстро, динамично и с каким-то подтекстом.
«МИзинчик — художник» — блок, который Лукаша не принимает опять же по причине предложения ему определенных техники и идей творчества. Рисовать зубной щеткой или ватными палочками, с использованием воска или пены для бритья мой сын не будет ни за что, если сам он в этот момент решил нарисовать гуашью на листе А3 вулкан или гейзер. И я, как проповедник свободы в проявлении творческого потенциала, покорно убираю шариковый пластилин и кукуруктор и достаю из ящика десятый раз за день баночки с гуашью.
«МИзинчик — естествовед» — пожалуй, единственный блок, к которому Лука оказался более или менее лоялен. Тематические недели позволяют ему развернуться в его безудержном желании разыгрывать сюжеты и фантазировать по ходу их развития. Но четкая структура блока и систематическое повторение типов заданий не сочетаются с динамичной личностью моего фантазера. Он не приемлет предсказуемость и план, ему нужно изменять сюжет по ходу «пьесы» и делать это самостоятельно. Поэтому в программу приходится каждый раз вносить существенные изменения, в соответствии с настроением и желанием экспериментатора. Я помню, как мы изучая животных Севера, унеслись к тематическому занятию о мамонтах, просто потому что у Луки вдруг возникла ассоциация между зарывшемся в берлоге медведем и замороженным в льдинке мамонтенком из рассказа «Мама для мамонтенка». Вообще надо отметить, что наши тематические дни и недельки очень сложно разделить между собой. Вот мы прошли тему космоса, начали изучать насекомых…но вдруг, жук из песочницы, которого мы так тщательно исследовали через лупу, улетает …»на Марс», а божья коровка, слепленная тут же из песка — на Сатурн, Луке вспоминается считалка про планеты и от насекомых мы снова возвращаемся к небесным телам, прячем за карточками с изображением планет гоночные машинки, летаем «ракетой» по стадиону, находим, что между жуком и ракетой есть что-то общее (оба летают) и, наконец, снова возвращаемся к букашкам.
«МИзинчик — спортсмен» — программа, которую Лукаша любит очень избирательно. Если активное стихотворение можно разыграть сюжетно с привлечением его любимых персонажей, то он с удовольствием выполняет заданные движения, если же тема кажется ему слишком абстрактной или слишком «детской» (зайчики скачут, ежики крадутся, медведь топает), то урок обречен на провал.
«МИзинчик — дипломат» — программа, которую Лука не только принимает, но и дополняет каждый раз. Его эмоции, готовность их выражать и идентифицировать, ответная реакция на эмоциональное состояние собеседников, как взрослых, так и детей, — всегда были его отличительной особенностью. Лука — оголенный нерв. Всегда ранимый, впечатлительный, восприимчивый, на 100 процентов открытый в своих эмоциональных проявлениях, заставляет меня адаптировать игры по программе, полностью изменяя знаки с плюса на минус. Я придумываю задания для сыночка, в которых он учился бы подавлять свои эмоции, не замечать чувства и всплески других, просто потому что хочу, чтобы сынок был не так раним, не так уязвим, не так впечатлителен.
«МИзинчик-философ» — блок, который тоже очень и очень нравится Лукаше. Он очень любит рассуждать, анализировать, высказывать свое, всегда отличное от общепринятого, мнение. Даже сейчас, в год и девять, идя со мной за руку на прогулке, он мне столько всего рассказывает о добре и зле, о правде и лжи, о подлости и благородстве, что порой мне кажется, что я иду с настоящим сказочником. Конечно, все его рассказы примитивны и по-детски фантастичны, но в них много переживаний, эмоций, добрых помыслов и шаловливой выдумки.
В Лукашины полтора года я поняла, что если я и дальше хочу растить всесторонне развитую личность, то теперь я должна играть по Лукашиным правилам. Именно поэтому в наших ежедневных играх — полностью его инициатива, которую я всегда поддерживаю, развиваю и дополняю с учетом элементов развивающих тот или иной тип интеллекта. Наши занятия — это антисистема, антипрограмма, антиплан. Наши занятия — это всегда импровизация, всегда гибкий подход и постоянная тренировка моего умения «адаптировать интересное сыну задание к развитию того или иного умения и навыка». Вот уже три месяца мы занимаемся с учетом этого подхода. Все материалы разработанных мной программ я использую, но делаю это очень гибко, всегда привязывая к теме, интересной ребенку в данный момент, смещая акценты, переставляя местами цель и средства ее достижения. С таким подходом мы достигли гораздо больших результатов. В год и девять сынок говорит так, как не говорят малыши в 2,5 года, причем не только на русском, но и на английском, у него отлично развито ассоциативное мышление, огромный запас энциклопедических знаний, он хорошо развит физически, обладает богатой фантазией и просто потрясающим воображением, любит творить и созидать, заботиться о природе и животных, обожает своих родных. Единственным камнем преткновения на данный момент для него является общение со своими сверстниками. Раньше Лука был готов со всеми поделиться своими игрушками, но и от других детей ждал того же. Теперь как только он видит, что кто-то из детей на площадке не готов поделиться с ним игрушкой, сынок начинает обходить эту площадку стороной, а после пары неприятных инцендентов, стал относится с ревностью и к своим игрушкам. Вот над этой проблемой мы сейчас активно работаем.
Вспоминая тот случай со знакомой и ее сыном у нас в гостях, я помню ее слова: «Только у такой терпеливой и креативной мамы мог родиться такой непоседа и бунтарь». Действительно, все, что нас не убивает, делает нас сильнее, и я благодарна Богу за то, что мой сын такой непокорный, независимый, непростой. Ведь с его характером, я не имею право останавливаться на достигнутом, мои программы — постоянное развитие, движение к лучшему, более совершенному.

6 комментариев

  • Юля, прочитала на одном дыхании! Так здорово написано, а, главное, вызывает доверие к Вам и восхищение. Мама рассказывает, как у неё не получается заниматься с сыном по собственной программе, зато вышел отменный рассказ о том, как любая программа — есть лишь база, а всё остальное зависит от самой мамы, и насколько она готова уважать своего ребёнка, доверять ему, и видеть в нём индивидуальность. Такой же точно и мой подход, только у меня пока не всегда получается ему следовать. А от Вашего рассказа заряжаюсь уверенностью в своих силах и в правильном выборе. Спасибо!

    • Юлия Соловьева:

      Лена, искренне рада, что нашла в Вашем лице единомышленника. Очень надеюсь, что мой пример поможет Вам обрести больше уверенности в вопросах Сашиного развития.

  • Василиса:

    «Мой сынок говорит в год и девять, как детки не говорят в 2,5 года». Хочется спросить ну и что? Что с того, что он говорит раньше? Кому это надо? И какая разница,если в 4 года говорят все 🙂 Всему свое время, и эти бесконечные гонки,кто раньше скажет,кто раньше на горшок сядет честно говоря поднадоели. Какова конечная цель? Чтобы дети начали разговаривать в 3 месяца, а в 7 лет заканчивали школу? ЗАЧЕМ?

    • Юлия Соловьева:

      Уважаемая Василиса, Я никогда не хвалилась и не люблю выставлять на показ успехи моего ребенка. В статье говорится о подходе к занятиям с учетом индивидуальных особенностей малыша и о том, насколько этот подход успешен, эффективен. Ни в каких гонках мы с ним не участвуем.. Какова конечная цель? — вырастить разносторонне развитую личность, живую и интересующуюся. Вы рассуждаете с позиции противника раннего развития, это Ваше право. Тем не менее, непонятно тогда, что Вы делаете на страницах блога о раннем развитии.

  • Karo:

    Замечательная статья! Теперь вижу, что мой ребёнок совершенно нормальный в плане занятий, а то я уже начинала сомневаться, видя отчёты других мамочек. 🙂
    И писать о достижениях НАДО, как же иначе узнать, как обстоят дела у других. Соревнование на опережение тут совершенно не причём. А вот пропустить какое-то отставание, не имея опыта, очень просто.
    По поводу речевого развития, мой опыт, как и опыт многочисленных знакомых, показывает, что оно непосредственно с занятиями никак не связано. У кого-то детки в полтора года без всяких занятий говорят предложениями из двух-трёх слов. У других (имею ввиду своего ребёнка) и с каждодневными занятиями активный словарный запас оставляет желать лучшего. В год и девять — всего 20 слов. Пассивный же запас огромный. Ждём прорыва.

  • Юлия Соловьева:

    Главное, что Вы занимаетесь с малышом, обязательно будут результаты! Спасибо за отзыв.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2013-2016, KidsMI.ru ® Все права защищены.

Перепечатка и использование любых
материалов только с разрешения
редакции: kidsmi@smartfoxclub.ru